kitaez19 (kitaez19) wrote,
kitaez19
kitaez19

Categories:

ИСТОРИЯ СЕМЬИ (часть 33-я)

В сентябре 1947 года семья моей матери прибыла в Находку из Шанхая. Там их
пересадили в теплушки и отправили на запад. Из всего путешествия мать запомнила
уголок теплушки, огороженный занавеской, в нем стояло два ведра для исправления
нужды во время долгих перегонов, и долгие стоянки на каких-то пустых полустанках.
Довезли их до замечательного города Свердловска, в прошлом и будущем -
Екатеринбурга, и поселили в Верхней Пышме в бараках, в которых до этого жили
семьи эвакуированных из европейской части России.
Большинство эвакуированных вернулись домой, за исключением нескольких семей,
среди которых была и одинокая женщина с двумя детьми из Ростовской области.
Ходили слухи, что она не хотела возвращаться, потому что её младший - белобрысый
пацан был результатом короткой связи мамаши с немецким солдатом.
Прибытие свежей крови разбудило клопов и мать помнит, как пару дней все ночевали
под открытым небом, пытаясь избавиться от кровососущей напасти.
Дед быстро устроился механиком на какой-то завод в Свердловске, но проработал
там не долго, через полтора месяца у него пошла горлом кровь и его направили в
местный туберкулёзный санаторий, где он и провел оставшиеся месяцы до своей
смерти. Туберкулёз он заработал ещё в Китае, мать думает во время сидения в
японской тюрьме, куда он попал за отказ работать на новые японские власти. Ничего
героического в этом отказе не было, он просто боялся, что его будущая пенсия с AT&T
(американской телефонной кампанией, на которую он работал до оккупации) может
пострадать, если он начнет работать на японцев. Просидел он там около 6 месяцев
и был выпущен так же, как и арестован - без особых формальностей.
Отец моей матери настоял на возвращение в Россию (были другие варианты) по
одной простой причине - он хотел разыскать следы своей семьи, которую  оставил
в Петергофе, когда ушел юнкером воевать. В 1919 году он оказался в Харбине, где
встретил мою будущую бабку, а оттуда они уже вместе, как муж и жена, перебрались
в Шанхай.
Мы так и не знаем, что сталось с семьёй моего деда, несколько лет назад я нашел
следы его дяди и двоюродного брата - они были благополучно расстреляны в 1937-м
году как враги народа в Ленинграде, в прошлом и будущем - Санкт-Петербурге. Ещё
один член семьи моей бабки, муж её сестры, который вернулся на том же пароходе с
той же целью, что и мой дед, не доехал даже до Верхней Пышмы - был отправлен
из Находки сразу на Север, в лагеря, где быстро и скончался от “сердечной
недостаточности“.
Судя по всему, моя бабка никогда не простила своему мужу возвращения в Россию
и быстро вышла замуж после его смерти, а моя мать никогда не простила ей столь
быстрого второго брака. Но, как люди вежливые, они этот вопрос при нас, детях,
сильно не обсуждали и мы выросли в счастливом безведении.
Tags: family, history
Subscribe

  • немного местной стрельбы по воробъям и людям

    Парня застрелили среди бела дня в пятницу, прямо на парковке между отделением банка и ресторанчиком. Свидетелей не было. В это отделение банка я…

  • нехороший месяц - жалобы нетурка

    Пока сидел в приемной врача, просматривал новости по интернету. На Юконе (та же Якутия, только на правильной стороне Тихого океана) медведь убил…

  • Кафе

    Где люди как птички в клетках сидят И мило щебечут, и спаржу едят, И мир пролетает в зеркальном о к не, А пол, как обычно, в птичьем дерьме

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • немного местной стрельбы по воробъям и людям

    Парня застрелили среди бела дня в пятницу, прямо на парковке между отделением банка и ресторанчиком. Свидетелей не было. В это отделение банка я…

  • нехороший месяц - жалобы нетурка

    Пока сидел в приемной врача, просматривал новости по интернету. На Юконе (та же Якутия, только на правильной стороне Тихого океана) медведь убил…

  • Кафе

    Где люди как птички в клетках сидят И мило щебечут, и спаржу едят, И мир пролетает в зеркальном о к не, А пол, как обычно, в птичьем дерьме