April 5th, 2016

в сибири

  В июне 1982 года мы с женой (мы были молоды и глупы) прилетели на преддипломную

практику в Читу, в Читинскую геолого-разведочную экспедицию, по моему она была подчи-

нена ГидроСпецгеологии, откуда нас быстренько отправили в поселок Алексеевск на реке Алдан.

Сейчас он кажется стал частью городка Томмот. Там происходила очередная стройка века -

разведка под трассу Амуро-Якутской магистрали.

  В Алексеевск мы прилетели на каком-то малюсеньком 10-местном самолете (АН?ЯК?) с оста-

новкой посреди тайги у избушки на курьих ножках, в которой к моему изумлению и восторгу

продавалось давно забытое в Ростове чудо - сгущенное молоко и сгущенное кофе в банках, если

не ошибаюсь,  по 89 копеек. Я купил банок шесть и к прилету на место успел выпить парочку -

ох у меня и слиплось.

Collapse )

Еврейский канцлер русского царя

Оригинал взят у difabor в Еврейский канцлер русского царя

Еврейский канцлер русского царя

Сын еврейского кучера Петр Шафиров сохранил для России Петербург, Прибалтику и Псков, спасая Петра Первого от поражения в очередной русско-турецкой войне. Вице-канцлер, тайный советник, кавалер ордена Андрея Первозванного – о такой карьере еврею нельзя было и мечтать. Но вскоре по надуманному обвинению его приговорили к смертной казни. Он был помилован императором лишь в ту секунду, когда топор был уже занесен на его головой. Что узнал о своем еврейском вице-канцлере Петр Первый, разбирался корреспондент Jewish.ru

«...По суду на Генеральном дворе имеет быть экзекуция над некоторою знатною персоною в Кремле на площади близ Сенатской палаты сего февраля 15 дня…» 14 февраля 1723 года начинавшееся этими словами объявление развесили по Москве, и назавтра народ потянулся к Кремлю: когда еще увидишь, как рубят голову вице-канцлеру, действительному тайному советнику и кавалеру ордена Андрея Первозванного? Петра Шафирова подвели к плахе под руки: он был так толст, что и в cпокойные-то времена ходил с трудом, а сегодня у него подкашивались ноги. Бывший вице-канцлер перекрестился и встал на колени, палач занес топор, но лезвие врезалось не в шею, а в плаху, в нескольких пальцах от головы. Шафирова подняли на ноги и объявили ему помилование «за оказанные государству услуги». У него отобрали чины и ордена, поместья и петербургский дом, после чего отправили вместе с семьей в Сибирь, на Лену – но он туда не доехал.

«Приказывал я тебе, чтобы Шафирова послал в Ярославль, но понеже по письмам я чаю быть розыску скорому, того ради лутше в Новгород привезть для близости…» Это известные нам строки из письма императора своему кабинет-секретарю, но больше никаких деталей. Загадочен и сам приговор: одного из первых вельмож страны, верного и давнего сподвижника государя обвиняли в неуважении к Сенату, покровительстве родственнику и хищениях. Такие грехи имелись у всей российской элиты, и казнить ее в этом случае надо было бы чохом. Почему император запретил сосланному Шафирову входить в церковь? Быть может, ему была известна тайна бывшего вице-канцлера, крещеного еврея, не отказавшегося от обычаев своего народа? Однако вера волновала Петра в последнюю очередь, он ценил компетентность и верность. Так не намекал ли император на иной, непростительный грех?

Шафировы, как и вошедшие в русскую историю Копьевы, Веселовские, Евреиновы, появились на Москве после взятия Смоленска, во время русско-польской войны 1654–1667 годов. Война эта велась со страшными жестокостями, особенно доставалось евреям, которых на Руси в то время знали, в основном, по Священному Писанию да понаслышке, но заочно ненавидели. Смоленским евреям повезло, их судьбу решило соглашение о капитуляции города: они могли принять православие и перебраться в Москву со своим добром или уйти в Польшу, потеряв все. Файвел Шафир крестился и стал Павлом Шафировым. Была и другая версия: говорили, что отец Шафирова стал крепостным человеком боярина Хитрово. Но уже при сыне царя Алексея Михайловича, Федоре, Павел Шафиров стал дворянином и, не оставляя службы в Посольском приказе, занялся торговлей – с чего бы он ни начал в Москве, это была впечатляющая карьера.

Его сына царь Петр знал с молодости. Если верить легенде, их знакомство состоялось около лавки, где Шафиров-младший служил сидельцем у родственника, купца Евреинова, предка знаменитого театрального режиссера. Петр разговорился с бойким продавцом, то, что Шафиров владел французским, латинским, немецким, голландским и польским языками, его поразило:
– Кто тебя выучил?
– Мой отец, переводчик Посольского приказа Павел Шафиров.
– Ты мне надобен.

Collapse )

Алексей Филипов

панамка 2.0

один ушел
Исландия
второго спрашивают
Аргентина
третьим заинтересовались
Украина
четвертый и пятый говорят, что все неправда и напраслина на прекрасных людей
Китай и Россия
Да здравствует Советский Союз и Китайский!!!