kitaez19 (kitaez19) wrote,
kitaez19
kitaez19

НАЗАД В БУДУЩЕЕ ИЛИ ОБЪЕКТИВНЫЕ ГРАБЛИ

2014 год поставил ребром два извечных российских вопроса - кто виноват и что делать. Ответы на эти вопросы покрывают весь радужный спектр - от “авантюры кремлёвских воров“ до “гнилого Запада, желающего унучтожить Россию“. К сожалению, ни уход с политической арены Президента Путина и его правительства, ни отказ Запада от санкций и возвращение к экономически “спокойному“ 2013-му  проблем, так остро вставших перед страной, не решат. Это небольшое эссе является попыткой объяснить развитие современной политико-экономической ситуации в России без эмоций и ценить ближайшие перспективы страны. 
   В августе 1991 года в результате провала ГКЧП в Советском Союзе завершилась тихая революция.  КПСС потеряла власть, СССР распался, возникло независимое российское государство и появились надежды  на создание открытой рыночной экономики и гражданского общества в России. 
   Этим надеждам было не суждено сбыться.
   СССР был типичным примером экстракционного государства ("Why Nations Fail" by D.Acemoglu & J. Robinson)*  - небольшая элита (ЦК КПСС)  контролировала ресурсы страны, производство и распределение. Контроль над экономикой СССР обеспечивался контролем этой элиты над всеми политическими и силовыми структурами страны. В силу врожденных недостатков экстракционной экономической модели к середине 80-х годов Советский Союз пришел на грань внутреннего экономического банкротства. Правящая элита оказалась не способной найти адекватное (для себя) решение для преодоления экономического кризиса и не смогла или не захотела (слава Богу!) использовать репрессии для сохранения своей власти.
   Элита ЦК КПСС потеряла свою власть не в результате революции “снизу”, она была смещена “сверху“ (вернее “сзаду”) новой группой, представленной в основном вторым-четвёртым эшелоном КПСС.  В процессе замены элит была отброшена идеология коммунизма, допущены многие гражданские свободы (свобода слова, собраний, передвижения), но контроль над законодательной и исполнительной властью перешёл в руки новой элиты. Этот контроль позволил правительству Ельцина передать в собственность новой элиты основные ресурсы страны путём “приватизации”. Помимо экономической победы новой элиты (олигархов) ельцинская приватизация привела к массовому обнищанию большинства населения России, подрыву веры (она и так была неглубока) большинства населения в “демократические ценности“ и отказу значительной части населения от участия в политической деятельности.  
   То, что произошло в России в 90-х годах можно с уверенностью назвать “критическим перекрёстком“, когда у России была возможность выбора между экстракционной и рыночной (экономически и граждански) моделями. Выбор, к сожалению, был сделан в пользу слегка модифицированной советской экстракционной модели.
   Существует несколько объективных причин такого выбора: отсутствие какой-либо серьёзной, организованной оппозиции советскому режиму (здесь коммунисты преуспели на 150 процентов); отсутствие реального профсоюзного движения; отсутствие частной собственности и собственников; криминализация любой инициативы в сфере частного предпринимательства. То есть к 91-му году в стране не существовало социальных групп, класса или движений, которые могли бы не только сформулировать цели и программу создания новой социально-экономической структуры, но и были бы организационно способны провести реформы в жизнь.
   Надо сказать, что демократические страны Запада несут определенную ответственность за развитие политико-экономической ситуации в России в 1991-2001 годы. Они выплатили России “отступные” за то, что она перестала быть угрозой, но смотрели сквозь пальцы на то, как эти “отступные“ (кредиты) были использованы и были некритичны по отношению к российскому правительству в области проведения гражданских реформ.
    Первое десятилетие независимой России можно охарактеризовать как десятилетие свободы - верхи делали что хотели, низы жили как могли. Происходило становление новой элиты, которое сопровождалось неизбежной и весьма жесткой внутриклановой борьбой.
   С приходом к власти правительства Путина началась стабилизация  элиты и укрепление экстракционного режима. Была восстановлена “вертикаль“ власти, немного расшатанная в предыдущий период (само по себе крепкое центральное правительство может быть хорошим стимулом как для создания гражданского общества с открытой экономикой, так и гарантом стабильности экстракционной модели); были  отделены “плевелы от зёрен“ - убраны нувориши, со слишком большими политическими амбициями или не желающие быть “членами команды“, а их активы переданы либо под контроль государства, либо под контроль “членов команды”; жестоко подавлено сепаратистское движение; началось развитие “управляемой“ демократии и создание политических движений, направленных на поддержку массами политики правящей элиты. Чуть позднее началось развитие государственной идеологии и сокращение поля для независимых средств массовой информации.
    Два внешних фактора (рост цен на нефть и исламский терроризм), сыграли огромную роль в том, как успешно, какими методами и с какой скоростью начался двигаться процесс стабилизации нового экстракционного режима в России.
   Можно только предположить, что без значительного притока нефтедолларов в Россию с начала 21-го века этот процесс занял бы гораздо больше времени, происходило бы гораздо больше столкновений внутри новой элиты (пирог был бы значительно меньше) и т.п. Нефтедоллары позволили новому режиму предложить значительной части городского населения страны улучшение уровня жизни в обмен на стабильность (политическую лояльность).
    Активность международного терроризма дала возможность правительству Путина подавить вооруженных сепаратистов (исламистов) на Северном Кавказе жестко и без оглядки на мнение Запада, который особенно сильно и не протестовал по поводу массовых нарушений прав человека. Усиление силовых структур в России в это время “логически“ истекало из необходимости борьбы с терроризмом. Под лозунгом борьбы с политическим экстремизмом были приняты законы или поправки к законам, ограничивающие в той или иной мере права граждан и контролирующие создание политических организаций. Укрепление силовых структур и их лояльность, как и лояльность судебной структуры, финансировалось прибылью от продажи ресурсов.
   Смена и рокировка лидеров в постсоветской России происходила без особых проблем и в результате внутренних договоренностей именно потому, что все эти лидеры представляли интересы одной и той же элиты, которая контролировала политический процесс. Безусловно, каждый лидер накладывал свой отпечаток на проводимую политику (об этом немного ниже), но, в целом, их политика была отражением целей элиты (стабильное получение ресурсной ренты при поддержке контролируемых политических институтов).
   В настоящее время новая российская элита контролирует напрямую или опосредственно, через правительство, все наиболее важные (в смысле прибыльности) сырьевые ресурсы страны, их добычу, переработку и продажу. Элита также монополизировала  распределение всех сколько либо значительных проектов по капитальному развитию страны и контролирует значительную, если не большую часть финансового сектора. Вложения в мелкий и средний бизнес, в разработку и внедрение современных технологий (за исключением военных), реконструкцию устаревшей индустрии весьма незначительны и делаются чаще под давлением внешних факторов. Законодательная и налоговая поддержка мелкого/среднего бизнеса, мягко говоря, просто не адекватна. Всё это делается элитой по двум принципиальным соображениям: во-первых, подобные вложения не дают быстрой сверхприбыли и, во-вторых, что гораздо более важно, развитие мелкого и среднего бизнеса приводит к созданию независимого от элиты среднего класса, который, достигнув определенного уровня, может и представит серьёзный политический вызов существующей системе.
   Несколько слов о влиянии личности лидеров постсоветской России на характер проводимой политики. Подход Ельцина был более раскованным, можно сказать, что он исходил из принципа - живи сам и дай жить другим (своим). Он также понимал, что новая власть была ещё недостаточно крепка и не имела достаточно средств (шло начальное разграбление капитала), чтобы проводить жесткую политику внутри и вне страны. Он мало обращал внимания на личную критику (отсюда и свобода прессы), но был очень решителен в защите своей персональной власти. Медведев был “договорным” президентом, чья задача была не раскачать лодку и проводить заранее оговоренную политику, по своему характеру (ни рыба, ни мясо) он отлично подошел к временно занимаемой позиции. Путин, судя по его высказываниям и поступкам, является наиболее идеологизированным лидером постсоветской России (“ распад СССР - величайшая геополитическая катастрофа 20-го века”), который решил, что новому режиму необходима государственная идея. Путин может быть и не является главным создателем современной идеологии российского государства (Великая Россия, Традиции, Стабильность), но весьма воодушевленно её поддерживает. Он также не боится принимать рискованные решения и, судя по всему, оппортунист в хорошем смысле этого слова.
   Настоящий кризис является первым серьёзным испытанием новой элиты на прочность. Можно предположить, что сегодняшняя авантюра на Украине является следствием удачного и безболезненного для существующего режима блицкрига  с Грузией в 2008 году (Россия не только избежала санкций за создание двух “независимых“ государств, но и относительно спокойно пережила последующий экономический кризис), но это чисто спекулятивное предположение. Для настоящего развития ситуации в России не имеет большого значения является ли аннексия Крыма и поддержка сепаратизма в Донбассе запланированной акцией Кремля или эмоциональным ответом на призыв этнических русских на Украине (и в том, и в другом случае можно было предвидеть введение западных санкций). Что имеет значение - это провал цен на нефть, который наложился на ухудшающуюся экономическую ситуацию в стране.  Период жирных коров кончился и его возвращение в ближайшие пару лет ожидать не стоит.
   Проблемы, стоящие сегодня перед правящей элитой в России, очевидны: отсутствие альтернативных нефтедолларам доходов бюджета; значительное увеличение финансовых обязательств российского правительства по осуществлению “евразийского“проекта и экономическому обеспечению вновь присоединенных и конфликтных территорий; невозможность финансовой поддержки заключенного с большинством городского населения общественного договора; инфляция, набирающая скорость (15-20% в годовом выражении) и усиливающаяся безработица; кредитная политика ЦБ России, которая уже ведет к уменьшению предпринимательской активности мелкого и среднего бизнеса и подавляет покупательную способность населения; напряженность в финансовом секторе из-за увеличения объёма плохих кредитов и отсутствия выгодных инвестиционных проектов; отсутствие внятной и финансово обеспеченной программы по импортзамещению (в любом случае такая программа не может принести ощутимых результатов за первые 3-5 лет). Западные санкции добавили к этому невозможность переоформления долга и получения новых кредитов за рубежом и запрет на передачу новых технологий, особенно необходимых в нефтегазодобывающей отрасли. Самые оптимистичные оценки предполагают падение ВВП России в районе 3 процентов в 2015 году.
   Что планирует делать правительство (элита) России в этом кризисе? Пока ясно несколько аспектов: переориентировка продажи нефти и газа на Азию (Китай), что позволит элите продолжать получать ресурсную ренту (пусть и в уменьшеном виде) с минимальными (для элиты) затратами; увеличение оборонного бюджета и (по косвенным признакам) бюджета силовых структур; усиление законодательного и судебного давления на оппозицию и остатки независимой прессы; усиление пропагандистского промывания населения (внешние враги, пятая колонна, традиционные ценности). Проще говоря, элита решила “перезимовать“ сегодняшний кризис в расчете на его непродолжительность (3-5 лет). Ожидаемое падение уровня жизни населения может быть частично компенсировано печатным станком и усилением госконтроля за ценами, а возможное проявление социального недовольства - верными и сытыми силовыми структурами.
   Переживет ли современная кремлёвская элита сегодняшний кризис? Если не произойдёт каких-то сверх ординарных, катастрофических событий - безусловно.  История западных санкций за последние 70 лет показала их неэффективность как механизма смены правительства в санкционированных государствах (Сев. Корея, Куба, Ирак, Зимбабве, ЮАР и т.п.), а на прямое военное вмешательство в Россию Запад никогда не пойдет, чтобы там российское телевидение не вещало. История российского государства за последние 100 лет (вернее - вся история) показывает, что какие-либо изменения режима в России всегда происходили в результате внутренних противоречий и слабостей (одна из которых - это неготовность или неспособность уходящего режима защищать себя до последней капли крови последнего россиянина). Современная российская элита слишком молода и голодна, чтобы позволить плебсу прекратить их пир, и, как и в СССР, в сегодняшней России не существует серьёзной и организованной оппозиции. Вполне возможно, что в результате текущего кризиса внутри элиты произойдет определенная перестановка сил (т.е. приостановится наметившаяся
стабилизация элиты), сойдут с арены некоторые политические деятели (например Медведев и его правительство), могут даже появиться какие-то политические или территориальные уступки (“слив“ Донбасса или Приднестровья) в обмен на уменьшение санкции или послабления в налоговой/законодательной области для мелкого/среднего бизнеса, но не более того. Можно спокойно и печально предположить, что существующая, экстракционная модель экономико-политического развития России будет продолжать работать как минимум последующие 20-40 лет.
   Во что обойдется России сохранение экстракционной модели? В ближайшей перспективе - продолжением экономического, технологического и социального отставания страны. Уровень жизни населения начнет падать и вполне может достигнуть уровня начала 90-х годов (и это не предел), рождаемость опять пойдет на спад и начнется фактическое убывание населения.Технологический разрыв между Россией и передовыми странами увеличиться ещё на 20-30 лет и большинство средств государства будет направлено на поддержку добычи ресурсов и укрепление оборонно-силовых структур, падение социальной поддержки населения будет сравнимо с 80-ми годами прошлого века.
   Особая острота возникнет в области межнациональных отношений. Вопрос сепаратизма в национальных образованиях России (Чечня и весь Северный Кавказ, Татарстан и прибавленные крымские татары) не решен и существующей элитой решен быть не может. Она смогла военным путём подавить открытое сопротивление и поддерживает “мир“ покупкой верности части национальных элит (Кадыров), но с ухудшением финансового положения выплата отступных будет неминуемо уменьшена, а проблемы останутся. Более того, так как система не желает допустить открытой дискуссии по вопросу о сепаратизме и поддерживает подавление любых признаков недовольства силой, возврат к насилию на Кавказе (и не только) в следующие 5-10 лет просто неизбежен. Не надо забывать и о развивающемся русском национализме. Значительная часть русских националистов смотрят на правящую элиту как на воров, распродающих русское национальное богатство. В отличии от либеральной оппозиции эти националисты не видят проблем с применением насилия для достижения своих целей и их экстремизм с ухудшением ситуации будет только усиливаться.
   Проблемы в ближнем пограничье. Независимо от того, что послужило причиной конфликта на Украине и как он закончится, отношения между Россией и Украиной теперь испорчены на многие десятилетия. Россия потеряла самого крупного по населению и территории естественного союзника (близость культур, истории, языка, национальности, экономических взаимоотношений) и приобрела (в лучшем случае) ворчливого соседа. Более того, пример Украины не мог не напугать двух партнеров России по Евразийскому Союзу (Белорусия и Казахстан). Обе страны также являются экстракционными режимами со значительным русскоговорящим населением и их элиты вовсе не хотят добавочной головной боли (распространение украинского опыта на их территории), а способность кремлевской элиты подмазывать Минск и Астану опять же сильно уменьшилась в связи с финансовым кризисом. Полная стоимость содержания таких образований как Абхазия, Южная  Осетия, Приднестровье, ЛНР/ДНР и присоединненого Крыма неизвестна, но она будет только увеличиваться, так как без поддержки России они абсолютно не жизнеспособны.
   Более отдаленная перспектива выглядит ещё хуже. При сохранении и продолжении экстракционного режима в России в следующие 40-60 лет возможны два варианта - плохой и очень плохой. Плохой вариант - Россия превратится в диктатуру третьего мира с нищем населением и  группкой сверхбогатой элиты, живущей на продаже остатков ресурсов, постоянном насилии и шантаже всего мира ядерным оружием (Зимбабве или Сев.Корея). Очень плохой вариант - полная дезинтеграция России как государства и превращение её в набор враждующих друг с другом территорий (югославский вариант).
   Конечно, есть и более оптимистичный вариант будущего России, но только в том случае, если российское общество решит вернуть свои исторические грабли в садовый сарайчик  и развернётся в сторону инклюзивной модели развития в самом ближайшем будущем.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
 
 * Теория авторов предполагает, что богатство (экономическое, технологическое, социальное) страны определяется видом главенствующих в этой стране экономических и политических институтов (экстракционных или инклюзивных). Инклюзивными считаются институты поддерживающие: права собственности, равенство перед законом, разделение власти, конкуренцию и инициативу. Экстракционными считаются институты, позволяющие небольшой группе (элите) концентрировать большую часть богатства, созданного нацией, в своих руках и использовать это богатство в своих интересах (монополии, ограничения на право собственности, слияние законодательной и исполнительной власти, неподотчетность власти электорату)
 
Tags: russia, ukraine, КПСС, СССР, кто виноват, что делать
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments